о проекте | карта сайта | на главную

СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

 Как в природе, так и в государстве, легче изменить
сразу многое, чем что-то одно.

Фрэнсис Бэкон

взлет сверхдержавы

Правда о нашем поражении на фронте

ПРАВДА О НАШЕМ ПОРАЖЕНИИ

НА ФРОНТЕ

Ниже мы печатаем выдержки из двух статей, имеющих характер документов, о причинах июльского поражения наших войск на фронте.

Обе статьи, и статья Арсения Мерича (в "Деле Народа"), и статья В. Борисова (в" Новом Времени"), стараются стать на путь беспристрастного изучения июльского поражения, скидывая со счётов дешёвые обвинения недостойных людей, пускаемые в ход против большевиков.

Тем ценнее их признания и заявления.

Статья А. Мерича говорит, главным образом, о виновниках поражения. Виновниками оказываются "бывшие городовые и жандармы" и прежде всего чьи-то и "какие-то автомобили", которые, разъезжая по армии, защищавшей Тарнополь и Черновицы, приказывали солдатам отступить. Что это за автомобили и как могли допустить командиры эту явную провокацию,- об этом, к сожалению, молчит автор. Но он ясно и определенно говорит о "провоцированном отступлении", об "измене, разыгранной по заранее обдуманному, рассчитанному плану", и о том, что расследование идёт, что скоро "тайное станет явным".

А большевики? А "измена большевизма"?

Об этом в статье А. Мерича - ни строчки, ни слова! Ещё более интересна статья В. Борисова в "Новом Времени". Она говорит не столько о виновниках, сколько о причинах поражения.

Она прямо заявляет, что "снимает с большевизма огульное обвинение в нашем поражении", что дело не в большевизме, а в "более глубоких причинах", которые надо выяснить и устранить. Но что это за причины? Это, прежде всего, непригодность для нас тактики наступления при наших "сырых генералах", при слабости "материальной части" наших войск, при неорганизованности солдат.3атемвмешательство "дилетантских" (неопытных) элементов, настаивавших и настоявших в июне на наступлении. Наконец, слишком большая готовность правительства исполнить советы союзников о необходимости наступления, не считаясь с действительным положением на фронте.

Короче: общая "наша" неподготовленность к наступлению, превратившая это наступление в кровавую авантюру.

То есть подтверждается всё то, о чём не раз предупреждали большевики и "Правда" и за что их травили все, кому не лень было.

Так говорят теперь те, кто вчера ещё обвиняли нас в поражении на фронте.

Мы далеки от того, чтобы успокоиться на стратегических и иных разоблачениях и соображениях "Нового Времени", считающего теперь нужным "снять с большевиков огульное обвинение в нашем поражении".

Также далеки от того, чтобы сообщения А. Мерича считать исчерпывающими.

Но мы не можем не отметить, что если министерская газета "Дело Народа" не находит больше возможности молчать о действительных виновниках поражения, если даже (даже!) суворинское "Новое Время", вчера ещё обвинявшее большевиков в поражении, сегодня считает нужным "снять с большевиков" это обвинение,- то это говорит о том, что шила в мешке не утаишь, что слишком сильно бьёт в глаза правда о поражении, чтобы можно было о ней молчать, что правда о виновниках поражения, вытаскиваемая на свет самими солдатами, вот-вот хлестнёт по лицу самих же обвинителей, что молчать дальше значит накликать на себя беду...

Очевидно, состряпанное врагами революции, вроде господ из "Нового Времени", и поддержанное "друзьями" революции, вроде господ из "Дела Народа", обвинение большевиков, как виновников поражения, сорвалось бесповоротно.

Потому, и только потому решились теперь эти господа заговорить о действительных виновниках поражения.

Не правда ли: эти господа очень напоминают тех благоразумных крыс, которые первые покидают корабль, обречённый на гибель...

Какие же отсюда выводы?

Нам говорят о расследовании дела поражения на фронте, причём уверяют, что скоро "тайное станет явным". Но какая гарантия, что результаты расследования не будут положены под сукно, что расследование будет вестись объективно, что виновные понесут должную кару?

Поэтому наше первое предложение: добиться участия представителей самих солдат в комиссии по расследованию.

Только такое участие может обеспечить действительное раскрытие виновников "спровоцированного отступления"!

Таков первый вывод.

Нам говорят о причинах поражения, предлагая не повторять старых "ошибок". Но какая гарантия, что "ошибки" являются действительными ошибками, а не "заранее обдуманным планом"? Кто может ручаться, что после того, как "спровоцировали" сдачу Тарнополя, не "спровоцируют" ещё сдачу Риги и Петрограда для того, чтобы, подорвав престиж революции, утвердить потом на её развалинах ненавистные старые порядки?

Поэтому наше второе предложение: установить контроль представителей самих же солдат над действиями своих начальников, сменив немедля всех заподозренных.

Только такой контроль может застраховать революцию от преступных провокаций в большом масштабе.

Таков второй вывод.

"Пролетарий" № 5,

18 августа 1917 г.

Статья без подписи